Брест-Литовское соглашение
Страница 5

В начале 1918г. казалось, что расчеты Троцкого правильны. Под влиянием затягивающихся переговоров о мире и ухудшения продовольственной ситуации в Германии и Австро-Венгрии резко возросло забастовочное движение, переросшее в Австро-Венгрии во всеобщую забастовку, по русской модели в ряде районов были образованы Советы. 22(9) января, после того, как правительство дало обещание подписать мир с Россией и улучшить продовольственную ситуацию, стачечники возобновили работу. Через неделю забастовки парализовали берлинскую оборонную промышленность, быстро охватили другие отрасли производства и распространились по всей стране. Центром был Берлин, где, согласно официальным сообщениям, бастовало около полумиллиона рабочих, требовавших заключения мира и провозглашения республики.

В контексте этих событий Троцкий и ставил вопрос о том,”не нужно ли попытаться поставить немецкий рабочий класс и немецкую армию перед испытанием: с одной стороны —рабочая революция, объявляющая войну прекращенной; с другой —правительство, приказывающее на эту революцию наступать”.

На партийном совещании 8(21) января, посвященном проблеме мира с Германией, Ленин вновь потерпел поражение:тезисы его не были одобрены, их даже запретили печатать. Троцкий впервые предложил в тот день не подписывать формального мира и во всеуслышание заявить, что Россия не будет вести войну и демобилизует армию.

Известная как формула “ни война,ни мир”, установка Троцкого вызвала с тех пор много споров и нареканий. Между тем, эта формула имела вполне конкретный практический смысл. Она,с одной стороны, исходила из того, что Германия не в состоянии вести крупные наступательные действия на русском фронте(иначе бы немцы не сели за стол переговоров), а с другой —имела то преимущество, что большевики “в моральном смысле”оставались “чисты перед рабочим классом всех стран”. Кроме того,важно было опровергнуть всеобщее убеждение, что большевики просто подкуплены немцами и все происходящее в Брест-Литовске —не более как хорошо разыгранная комедия, в которой уже давно распределены роли.

Ленин упрямо настаивал на сепаратном соглашении на германских условиях, но на заседании ЦК 11(24) января, где он выступил с тезисами о заключении мира, Ленин снова потерпел поражение. Формула Троцкого была принята 9 голосами против 7. Вместе с тем 12 голосами против 1 было принято внесенное Лениным (для спасения своего лица) предложение “всячески затягивать подписание мира”:Ленин предлагал проголосовать за очевидную для всех истину, чтобы формально именно его,Ленина, резолюция получило большинство голосов. Вопрос о подписании мира в тот день Ленин не осмелился поставить на голосование. С другой стороны,11 голосами против 2 при 1 воздержавшемся была отклонена резолюция левых коммунистов, призывавшая к революционной войне.

Общепринято мнение,что, возвращаясь в Брест для возобновления переговоров в конце января по н. ст.,Троцкий имел директиву советского правительства подписать мир. Поскольку никаких официальных партийных документов о договоренности Ленина с Троцким не существовало, оставалось предполагать, что они договорились о чем-то за спиною ЦК в личном порядке, и Троцкий,не подписав германский ультиматум, нарушил данное Ленину слово.

.

Заседание политической комиссии в Брест-Литовске закончилось 28 января (10 февраля) в 6,50 вечера. Вскоре после этого, еще до формального ответа Четверного союза на заявление советской делегации, т.е. не зная, принята ли формула “ни мира,ни войны”, Троцкий телеграфировал Ленину о том, что переговоры завершены. 11 февраля в 17 часов во все штабы фронтов русской армии была переслана пространная телеграмма за подписью Крыленко о прекращении войны, демобилизации и “уводе войск с передовой линии”.

По возвращении в Петроград Троцкий выступил на заседании Петроградского совета. Он указал, что Германия скорее всего не сумеет “выслать войска против советской республики”. Петросовет поддержал решение советской делегации в Бресте большинством голосов. Днем раньше Исполком петроградского комитета партии также высказался за разрыв переговоров с немцами, против политики “похабного мира”. 30 января по ст.ст. за это выступил Моссовет. 23 февраля состоялось очередное заседание ЦК РСДРП(б), на котором обсуждался переданный советскому правительству в 10,30 утра немецкий ультиматум. Срок ультиматума истекал через 48 часов. Ультиматум огласил Свердлов. Советское правительство должно было согласиться на независимость Курляндии,Лифляндии,Эстляндии,Финляндии и Украины (с которой обязано было заключить мир); способствовать передаче Турции анатолийских провинций;признать невыгодный для России русско-германский договор 1904г.,дать Германии право наибольшего благоприятствования в торговле до 1925г., предоставить право свободного и беспошлинного вызова в Германию руды и другого сырья; отказаться от всякой агитации и пропаганды против держав Четверного союза и на оккупированных ими территориях. Договор должен был быть ратифицирован в течении двух недель. Как писал Гофман, ультиматум содержал все требования, какие только можно было выставить.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Другое по теме

Кому нужны советские евреи?
…Уже никому. Советские евреи были нужны сначала для создания советской власти, потом для борьбы с ней. Нужны были как агенты влияния, как шумные протестанты, возмущанты, отъезжанты, протестованты… Вместе с крахом советской циви ...