Брест-Литовское соглашение
Страница 4

С советской стороны делегацию возглавляли три большевика (А.А. Иоффе, Л.Б. Каменев, и Г.Я. Сокольников) и два левых эсэра (А.А. Биценко и С.Д.Масловский-Мстиславский). С германской стороны переговоры должна была вести группа военных во главе с генералом Гофманом. Русская делегация настаивала на заключении мира без аннексий и контрибуций. Гофман как бы не возражал, но при условии согласия на эти требования еще и Антанты. Поскольку, как всем было ясно, советская делегация не уполномочена была Англией, Францией и США вести переговоры с Четверным союзом, вопрос о всеобщем демократическом мире повис в воздухе. К тому же делегация центральных держав настаивала на том, уполномочена подписывать лишь военное перемирие, а не политическое соглашение. И при внешней вежливости обеих сторон общий язык найден не был.

.

28 декабря пленум Московского областного бюро принял резолюцию с требованием прекратить мирные переговоры с Германией и разорвать дипломатические отношения со всеми капиталистическими государствами. В тот же день против германских условий высказалось большинство Петроградского комитета РСДРП(б). Обе столичные организации потребовали созыва партийной конференции для обсуждения линии ЦК в вопросе о мирных переговорах. Поскольку делегации на такую конференцию формировали бы сами комитеты, а не местные организации РСДРП(б), левым коммунистам на конференции было бы обеспечено большинство. И Ленин, во избежание поражения, стал всячески оттягивать созыв конференции.

Собравшийся в Петрограде 15(28) декабря общеармейский съезд по демобилизации армии, работавший до 3(16) января 1918г., также выступил против ленинской политики. 17(30) декабря Ленин составил для этого съезда анкету из 10 вопросов о состоянии армии и ее способности вести реввойну с Германией. Он надеялся заручиться согласием съезда на ведение переговоров. Но делегаты высказались за революционную войну. В течение 2 дней Совнарком обсуждал состояние армии и фронта. Совнарком принял в тот день 18(31) декабря ленинскую резолюцию, только Ленин, не желая проигрывать сражение, высказался за реввойну (правда —лишь на уровне агитации), а не за разрыв переговоров: резолюция СНК предлагала проводить усиленную против аннексионистского мира, настаивать на перенесении переговоров в Стокгольм,”затягивать мирные переговоры”, проводить все необходимые мероприятия для реорганизации армии и обороны Петрограда и вести пропаганду и агитацию за неизбежность реввойны. Резолюция не подлежала публикации. Ленин отступил на словах, но отстоял ведение переговоров, которые не были прерваны.

Против Ленина тем временем выступили возглавляемые левыми коммунистами Московские окружной и городской комитеты партии, а так же ряд крупнейших партийных комитетов Урала, Украины, Сибири. По существу Ленин терял над партией контроль. Его авторитет стремительно падал. Вопрос о мире постепенно перерастал в вопрос о власти Ленина в партии большевиков, о весе его в правительстве советской России. И Ленин отчаянную компанию против своих оппонентов за подписание мира,за руководство в партии, за власть.

Не приходится удивляться, что при общем революционном подъеме Ленин оказывался в меньшинстве. Большинство партийного актива выступило за неприятие германских требований, разрыв переговоров и объявление реввойны германскому империализму с целью установления коммунистического режима в Европе. К тому же на мир без аннексий германия не согласна. Но на аннексионистский мир, казалось, не должны были согласиться лидеры русской революции. Однако неожиданно для всей партии глава советского правительства Ленин снова выступил “за” —теперь уже за принятие германского ультиматума.

Свою точку зрения он изложил в написанных в тот же день “Тезисах по вопросу о немедленном заключении сепаратного и аннексионистского мира”, которые обсуждались на специальном партийном совещании 8(21) января '18г., где присутствовало 63 человека, в основном делегаты III съезда Советов, который должен был открыться через два дня. Ленин прежде всего убеждал слушателей в том, что без заключения немедленного мира большевистское правительство падет под нажимом крестьянской армии:

“Крестьянская армия, невыносимо истомленного войной, после первых же поражений —вероятно, даже не через месяцы, а через недели —свергнет социалистическое рабочее правительство. Так рисковать мы не имеем права! Нет сомнения, что наша армия в данный момент абсолютно не в состоянии отразить немецкое наступление . Сильнейшие поражения заставят Россию заключить еще более невыгодный сепаратный мир,причем мир этот будет заключен не социалистическим правительством, а каким-либо другим.”

В первый период Брестских переговоров, как и в вопросах внутренней политики, поддержку Ленину оказывал Троцкий. Людьми непосвященными позиция Троцкого объяснялась слабостью русской армии, которая слабела день ото дня. Между тем позиция Троцкого стала иной. Он был за мир до тех пор, пока речь шла о мире “без аннексий и контрибуций”. И стал против него, когда выяснилось, что придется подписывать аннексионистское соглашение. Ему всегда было очевидно, что советская власть не в состоянии вести революционную войну. В этом у него с Лениным не было разногласий. Он, однако, считал, что немцы не смогут наступать. В этом он с Лениным расходился. Ленин делал ставку на соглашение с Германией. Троцкий —на революции в Германии и Австро-Венгрии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Другое по теме

Дорога в советские евреи
Националисты социально опасны всюду, где обитают. Они досаждают окружающим, излучают ненависть и калечат детей. Д. Хмелевский ...