Два слова о патриотизме
Страница 2

Вот только к реальным евреям это имеет косвенное отношение. Апьгамбрским декретом 1492 года испанским евреям предоставили три месяца, чтобы перейти в христианство или уехать из страны. Всякий некрещеный еврей, оставшийся в Испании после этого срока, объявлялся вне закона. Это стало тяжелейшим выбором для евреев. «Почему-то» они вовсе не полетели, как птички, в вечно обожаемую Палестину. Половина крестилась. В наше время 20 % испанцев имеют еврейские корни (что уже говорит о масштабе явления).

А для тех, кто уехал, изгнание стало чудовищной национальной катастрофой. Уезжавшие рыдали на могилах и буквально с трудом покидали родные места.

Они старались поселиться поближе: в Северной Африке, в Португалии… Если приходилось забираться дальше, то селились в странах с похожим климатом: Италии, Турции.

А вот число переселившихся в Палестину испанских евреев не превышает нескольких сотен. С чего бы это?!

Такие же глупости пишут в израильских учебниках про ашкенази: «Половину времени в году штетл просто не был здесь: он был в Святой Земле и при этом — либо в далеком прошлом, либо в отдаленном будущем, в обществе патриархов и пророков или же в обществе Мессии. Его праздники были приспособлены к климату Палестины и к ее календарю; он регулярно отмечал дни урожаев, собранных его предками сотни поколений тому назад; он молился о „зоре“ и „малкош“ (ранних и поздних субтропических дождях), совершенно не считаясь с нуждами соседей, молитвы которых имели в виду местный практический распорядок».

Разумеется, это полная чепуха. Всякий, кто даст себе труд познакомиться с фольклором ашкенази, их песнями, сказаниями и образом жизни, легко убедится: это народ, идеально приспособленный к жизни на этой земле. И любящий свою Страну ашкенази. Песни на идиш пелись «почему-то» про «Могилевску губерню» и про поездку в Шклов (а не в Вифлеем), истории рассказывались о жителях Львова и местечек на Волыни, образ жизни включал множество навыков хозяйствовать именно в этом климате. Большинство евреев ашкенази плохо переносят резко континентальный климат, а в Южной Европе (и в Палестине тоже) им слишком жарко. Вот во всей Европе, от Атлантики до Москвы, они чувствуют себя превосходно. И от Скандинавии (но там уже «прохладно») до Болгарии. До субтропиков.

Если даже еврей переселялся в большой город, в титульную столицу Румынии или Польши, он вовсе не покидал Страну ашкенази. В 1910 году евреи составляли 8,6 % населения Вены, 25 % населения Будапешта,15 % населения Варшавы, 20 % населения Львова. Эти цифры сами по себе показывают, что евреев ашкенази было по-настоящему много. В 1918 году, к концу Первой мировой войны, их было не менее 6 миллионов на территории 9 государств: России, Польши, Чехословакии, Венгрии, Австрии, Румынии, Германии, Болгарии. Это уже не национальное меньшинство, а «второй народ» во многих странах. 8 % населения даже такой большой страны, как Польша.

Это при том, что между 1881 и 1914 годами примерно 2,5 миллиона ашкенази эмигрировали в США и Британию. Вот в «страну-мечту», в которой ашкеназские евреи «духовно жили», по мнению сионистов, в Палестину, уехало не более 30 тысяч человек. Причем в страны англосаксов ехали далеко не самые худшие. А вот в Палестину — или фанатики сионизма, или те, кто ничего вообще не мог и не умел. 10 тысяч «реэмигрантов» в Палестину скоро вернулись оттуда. Это тоже имеет смысл отметить.

Страницы: 1 2 

Другое по теме

Куда дальше, или Советские евреи и мировая политика
Я думаю, что настоящие люди — это те, кто с годами не утрачивает веры в разумность мира, ибо эта вера поддерживает истинную страсть в борьбе с безумием жестокости и глупости. Ф. Искандер ...