«ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ». Генеральный прокурор Союза ССР АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ РЕКУНКОВ
Страница 1

Александр Михайлович Рекунков родился 27 октября 1920 года

Александр Михайлович Рекунков родился 27 октября 1920 года на хуторе Стоговский Верхнедонского района Ростовской области. Его отец, Михаил Иванович, и мать, Евдокия Абрамовна, которым тогда было по 19 лет, вели крестьянское хозяйство и по своему достатку причислялись к середнякам. Вскоре после рождения сына Михаила Ивановича призвали в армию. Демобилизовавшись, он занялся сельским хозяйством, а в 1929 году после коллективизации вступил в колхоз. С 1932 года он стал работать токарем на Казанской машинно-тракторной станции. Евдокия Абрамовна вела домашнее хозяйство. В 1926 году у них родился второй сын, Иван.

Александр Рекунков учился в средней школе в станице Казанская, после ее окончания решил связать свою судьбу с армией. В 1939 году Верхнедонской райвоенкомат направил его в Тбилиси, в артиллерийское училище. Более года молодой курсант постигал военную премудрость, здесь же вступил в партию и, вероятно, стал бы вскоре офицером, но в декабре 1940 года заболел и ему пришлось оставить училище. В течение двух месяцев Александр Рекунков лечился в санатории тихого старинного русского городка Троицк в Челябинской области и, чуть только оправился от болезни, сразу возвратился к родителям в свою станицу.

В марте 1941 года райком партии рекомендовал Александра Рекункова на комсомольскую работу — заведующим отделом учета Верхнедонского РК ВЛКСМ. На этой должности он пробыл всего три месяца, и в июне того же года возглавил районный совет Осоавиахима. В октябре его призвали на службу в Красную Армию и назначили инструктором Всеобуча Верхнедонского военкомата, а вслед за тем повысили — он стал начальником 2-й части. В военном комиссариате Александр Рекунков задержался более двух лет. Шла война, и он всей душой стремился на фронт. Наконец, в феврале 1944 года он попал в 336-й гвардейский стрелковый полк 120-й гвардейской стрелковой дивизии, которая входила в 3-ю армию 2-го Белорусского фронта.

Александр Рекунков командовал взводом, ротой и батальоном. С боями прошел Польшу и Восточную Пруссию. Насколько храбро и отважно сражался с врагами Александр Михайлович, можно судить по его боевым наградам. В течение только 1944 года молодой командир получил один за другим четыре ордена: два Отечественной войны 2-й степени (июнь и август), Отечественной войны 1-й степени (октябрь) и Красной Звезды (декабрь). Война для Александра Рекункова закончилась ровно через год поле того, как он попал на фронт — в феврале 1945 года. Тяжелое ранение вывело его из боевого строя. Лечился он в госпитале в станице Рачейка Куйбышевской области, откуда выписался в начале лета инвалидом 2-й группы. К его боевым наградам за это время добавились еще две медали: «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией».

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны Александр Михайлович Рекунков женился на Антонине Ивановне (урожденной Сучковой), с которой познакомился в госпитале. В 1946 году у них родилась дочь Наталья, а в 1958 году — сын Владимир.

После госпиталя Александр Рекунков поехал долечиваться к себе на родину. Послевоенная жизнь была тяжелой, поэтому долго лечиться ему не пришлось. В августе 1945 года боевой офицер по рекомендации Верхнедонского райкома партии был направлен на работу в органы прокуратуры. А. М. Рекунков стал помощником прокурора Верхнедонского района Ростовской области. С этого времени вся его жизнь была связана с деятельностью органов прокуратуры. Он прошел большой и славный путь от помощника районного прокурора до Генерального Прокурора Союза ССР, отдав бескорыстному служению закону полвека.

Вспоминая те далекие годы, Александр Михайлович говорил:

«В августе 1945 года я, как и многие мои сверстники, прошедшие тяжкие годы войны, пришел в прокуратуру и попал, как иногда говорят, на другой фронт — борьбы с преступностью и другими нарушениями законности. Обстановка была сложной. Но помогала фронтовая закалка.

Наше поколение составило в те годы ядро прокурорских кадров, тот золотой фонд, который задавал тон в работе. Мы привыкли проявлять инициативу, быть решительными, брать ответственность на себя, не прячась за спины подчиненных или начальства, добиваться положительных результатов, и если убеждены в правоте, отстаивать дело до конца. Привыкли к дисциплине, что не означало слепого и бездумного подчинения, к порядку во всем — в отношениях к людям, к делу, а также, считаю уместным это сказать, к имуществу, к содержанию помещения. Даже внешний вид здания, чистота и порядок в нем создают определенное впечатление о стиле работы… Вспоминаю, как мы старались держать в чистоте здание моей первой районной прокуратуры… Запомнилась даже такая деталь: посетители, приходя в прокуратуру, снимали галоши еще в вестибюле и шли по коридору в чистой обуви. Граждане проникались уважением к учреждению, его сотрудникам. С другой стороны, и работников прокуратуры это обязывало быть собранными, внимательными, чуткими, что обеспечивало доверительный тон разговора, утверждало уверенность, что здесь найдешь защиту».

Страницы: 1 2 3 4 5

Другое по теме

Опасность мировой войны и евреи
Мы живем в мире неласковом и грубом. В конце 1980-х кончились «послевоенные» годы. А чем сменяются послевоенные годы? Правильно, предвоенными. Очень может статься, мы стоим на пороге очень страшных событий. Если грянет третья м ...