«ОТЧЕТЛИВО СОЗНАВАЛ БЕЗНАДЕЖНОСТЬ БОРЬБЫ». Генерал-прокурор ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ МАЛЯНТОВИЧ
Страница 2

Присяжным поверенным был и младший брат П. Н. Малянтовича, Владимир Николаевич, вступивший в это сословие незадолго до Первой мировой войны. После Февральской революции он служил товарищем прокурора Московского окружного суда, а затем — товарищем министра почт и телеграфов.

После отставки А. С. Зарудного министр-председатель Временного правительства А. Ф. Керенский усиленно подыскивал подходящего кандидата на пост министра юстиции и генерал-прокурора. При этом он не хотел отходить от своего основного принципа — назначать на ответственные должности только лиц, громко заявивших о себе на общественном поприще и принадлежавших к какой-либо ведущей политической партии.

В кулуарах министерства юстиции все чаще и чаще называлось имя московского адвоката П. Н. Малянтовича, который подходил для должности министра по всем параметрам: он был достаточно умен, деятелен и очень популярен в общественных кругах. Правда, не принадлежал ни к какой партии. И все же некоторые ведущие сотрудники министерства юстиции довольно скептически относились к идее Керенского о назначении Малянтовича министром. Более того, временно исполнявший обязанности управляющего министерством А. А. Демьянов пытался даже осторожно, через своего приятеля А. Я. Гальперина, бывшего тогда управляющим делами Совета Министров, повлиять на министра-председателя и уговорить его воздержаться от назначения Малянтовича. Впоследствии он объяснял это тем, что П. Н. Малянтович в ряде случаев открыто отрицал «силу существующих законов только потому, что закон этот в данный момент неудобен». Человек с такими взглядами, по его мнению, не годился на должность министра юстиции и генерал-прокурора. «Лично против Малянтовича я ничего не имел, — писал впоследствии А. А. Демьянов. — Мы были всегда с ним в самых лучших отношениях. Наши отношения не изменились бы и далее, если бы сам Малянтович не подал к этому повода. Малянтович — типичный московский адвокат. Московский адвокат никогда ничего просто не делает; он во всем открывает Америку; никогда ничего просто не скажет, но непременно сошлется на свою необыкновенную проницательность в делах, которая помогает ему открыть или понять обстоятельства, столь полезные для интересов дела. Словом, ничего просто московский адвокат не скажет, а все им подается как бы на особенном блюде и с гарниром».

Однако А. Ф. Керенский своего намерения не изменил и вскоре через Терещенко сделал официальное предложение П. Н. Малянтовичу. Сам Павел Николаевич так рассказывал об этом: «В октябре 1917 года я был приглашен войти в состав Временного правительства. Я был вызван в Петроград министром финансов Временного правительства Терещенко. Он передал мне это приглашение и сказал, что делает его по прямому указанию Керенского. Последнего я знал до революции 1917 года, как присяжного поверенного, с которым часто встречались на политических процессах царского времени, как защитники. Передав мне приглашение вступить в состав Временного правительства и занять должность министра юстиции, Терещенко спросил меня, к какой партии я принадлежу. Я ответил, что не состою ни в какой партии, но по взглядам своим меньшевик. Тогда мне Терещенко предложил оформить мое вступление в меньшевистскую организацию, что мной и было сделано при содействии министра внутренних дел Временного правительства Никитина».

П. Н. Малянтович был назначен членом Временного правительства, министром юстиции и генерал-прокурором 25 сентября 1917 года и пробыл на этом посту ровно месяц, до Октябрьской революции. Работа в министерстве давалась П. Н. Малянтовичу с трудом. Он, по выражению Демьянова, «сразу пришелся не ко двору», а поэтому и не пользовался популярностью в Совете Министров. У него не было опыта аппаратной работы, что подмечали многие.

В октябре 1917 года Временное правительство усиленно готовилось к созыву Учредительного собрания. К этому времени было уже известно, что большевики готовят вооруженное восстание для захвата власти. «По этому поводу Керенский сделал доклад во Временном правительстве и внес предложение предотвратить вооруженное восстание путем ареста Ленина, а также и других видных руководителей партии большевиков, — рассказывал позднее П. Н. Малянтович. — По словам Керенского, к такому решению пришли меньшевики, эсеры и трудовики на своих совещаниях. Из участников совещания меньшевиков он назвал Никитина, Либера, Дана, Церетели, Чхеидзе, из эсеров Гаца, Чернова и Авксентьева… Для выполнения этого решения Керенский предложил мне подготовить приказ об аресте Ленина».

Страницы: 1 2 3 4

Другое по теме

Как я отношусь к евреям?
Предвижу вопрос — а как сам автор относится к евреям?! Ты что — «за» или «против»?! Ты семит или антисемит?! Этот вопрос волнует всех «национально озабоченных» — и еврейских, и русских нацистов. Ответ простой: я не отношусь к е ...