БОЕЦ ЗА СУДЕБНУЮ РЕФОРМУ. Генерал-прокурор ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ЗАМЯТНИН
Страница 1

Дмитрий Николаевич Замятнин родился 31 января 1805 года в

Дмитрий Николаевич Замятнин родился 31 января 1805 года в родовом имении Пашигорове Горбатовского уезда Нижегородской губернии. В январе 1816 года 11-летний Дмитрий был принят в пансион при Царскосельском лицее, а со следующего года стал учиться непосредственно в лицее, который и окончил с серебряной медалью. В августе 1823 года он был зачислен на службу в комиссию по составлению законов, а в 1826 году перешел в только что созданное 2-е отделение собственной его императорского величества канцелярии, занявшееся кодификацией законодательства.

С 1 января 1841 года Д. Н. Замятнин стал служить в министерстве юстиции в должности герольдмейстера. К этому времени он приобрел большой опыт в делах и уже обладал довольно обширными познаниями в самых различных отраслях права. Его записки по многим законодательным вопросам получали благожелательную оценку в Государственном совете и Правительствующем сенате. В 1848 году он назначен членом консультации, учрежденной при Министерстве юстиции, а затем — обер-прокурором 3-го и 2-го департаментов Правительствующего сената. В 1852 году Дмитрий Николаевич стал Сенатором.

Новый виток служебной карьеры Д. Н. Замятнина начался с назначения его в мае 1858 года товарищем министра юстиции. Эту должность он занимал в течение четырех лет, причем почти два года из них фактически управлял Министерством юстиции во время частых и длительных отлучек В. Н. Панина. Замятнин внес живую струю в тяжелую и затхлую атмосферу министерских кабинетов панинского времени. Он был полной противоположностью своему чванливому, высокомерному начальнику и сумел быстро завоевать расположение подчиненных простотой общения, доброжелательностью, доступностью, спокойным и рассудительным тоном.

В октябре 1862 года после отставки графа В. Н. Панина Д. Н. Замятнин был назначен управляющим Министерством юстиции, а 1 января 1864 года утвержден в должности министра юстиции и генерал-прокурора. Таким образом в судьбоносные для России годы, в период подготовки и проведения судебной реформы, во главе министерства встал человек прогрессивных взглядов, обладавший большой эрудицией и высокими нравственными качествами. Перемены в министерстве не заставили себя ждать. Замятнин хорошо знал все тонкости и особенности ведомства, все его сильные и слабые стороны, и это очень помогало в работе.

Г. А. Джаншиев писал, что «с назначением Замятнина в министерстве юстиции стал носиться иной дух, выработались иные порядки. После такого черствого, безжизненного бюрократа, чиновника до мозга костей, каким был граф Панин, служивший истинным олицетворением бездушного формализма, вдруг занимает министерский пост человек мягкий, ласковый, приятный в обращении, доступный для всех».

Замятнин сразу же упростил взаимоотношения с подчиненными и просителями. Он ввел приемные часы «для личных объяснений», а правитель его канцелярии вообще принимал просителей в любое время, докладывая наиболее важные просьбы министру уже на следующий день. Дмитрий Николаевич любил напоминать сотрудникам, что «просителю, как бы больному, нужна помощь немедленная или объяснение, что ему помощь невозможна». Лично сам он никому и никогда не давал пустых «широковещательных обещаний». Но если же решение вопроса зависело от него, то он делал все возможное, чтобы помочь человеку.

Служивший под началом Замятнина правитель канцелярии министерства, впоследствии Сенатор, Дмитрий Борисович Бер писал о нем: «Всегда спокойный, хладнокровный, чуждый мелочного самолюбия, он требовал серьезного отношения к делу. Он обладал особым умением выслушивать своих подчиненных. Исполнитель, которому была поручена какая-либо работа, был уверен, что он всегда придет вовремя к своему начальнику и будет выслушан им без малейшей тени недовольства и досады, хотя бы он представлял свои соображения о невозможности исполнить данное приказание. Каждое малейшее сомнение обсуждалось, подвергалось строгой критике, весьма часто коллегиально, и дело от таких приемов выигрывало, притом же начальник этим приемом узнавал своих подчиненных. Это не было нерешительностью, а было, напротив, желанием отыскать правду, наилучшим образом осуществить ее и поставить дело на законную твердую почву».

Дмитрий Николаевич умело подбирал в свой аппарат толковых и инициативных работников. При этом он не принимал во внимание ни возраст, ни занимаемое тем или иным заинтересовавшим его человеком положение в судебной иерархии. Главные качества, которые он ценил в людях — это отношение к делу, профессионализм и искреннее желание служить Отечеству. Он сумел сгруппировать вокруг себя способных людей, прозванных в министерстве «могучей кучкой».

Д. Н. Замятнин стал руководить Министерством юстиции и органами прокуратуры в то время, когда после обнародования Манифеста 19 февраля 1861 года об освобождении крестьян от крепостной зависимости в Российской империи резко обострилась политическая ситуация. Волнения, начавшиеся в низах еще накануне издания Манифеста, не только не прекратились, но еще более нарастали. Они широко поддерживались революционными демократами, которые рассчитывали приблизить «аграрную революцию». В эти же годы разрасталось национально-освободительное движение в Польше, Литве, Белоруссии. Серьезно беспокоили правительство становившиеся все более массовыми студенческие выступления. В Россию проникали из-за границы запрещенные издания, широко распространялись листовки, прокламации и воззвания.

Страницы: 1 2 3 4

Другое по теме

Как я отношусь к евреям?
Предвижу вопрос — а как сам автор относится к евреям?! Ты что — «за» или «против»?! Ты семит или антисемит?! Этот вопрос волнует всех «национально озабоченных» — и еврейских, и русских нацистов. Ответ простой: я не отношусь к е ...