ВЬЕТНАМ. 1945-1975 гг.
Страница 11

Практически сразу же после этого президент Джонсон приказал провести акцию возмездия – удар по целям в рамках программы "Flaming Dart" ("Пылающая стрела").

7 февраля 1965 года американские самолеты, базировавшиеся на авианосцах 7-го флота США, подвергли массовым бомбардировкам и ракетному обстрелу южные провинции ДРВ (г. Дог-Хой и др). По замыслам Пентагона действия американской авиации должны были устрашить северовьетнамцев и "умиротворить" вьетконговцев. Однако этого не произошло.

10 февраля отряды Армии освобождения Южного Вьетнама атаковали места расквартирования американского сержантского состава в Куи-Нгоне, убив 23 и ранив 21 военнослужащего.

В ответ самолеты ВМФ США разбомбили военный лагерь в Чань-Хоа на юге Северного Вьетнама, а южновьетнамские летчики атаковали места дислокации АСВ в Ви-Ту-Лу.

13 февраля 1965 года президент Джонсон распорядился о начале "программы проводимых совместно с Южным Вьетнамом взвешенных и ограниченных воздушных рейдов по выборочным целям на территории ДРВ" (программа "Rolling Thunder") . Спустя почти два месяца получило одобрение решение о расширении воздушной войны против Вьетнама. Оно было изложено в меморандуме № 328 от 6 апреля 1965 года, 9-й пункт которого гласил: "Президент одобрил следующие общие рамки дальнейших действий против Северного Вьетнама и Лаоса: нам следует в общих чертах сохранить нынешние постепенно нарастающие темпы операции "Роллинг тандер", будучи готовыми наращивать удары в ответ на активизацию операций Вьетконга… В определении нынешних мишеней по-прежнему следует избегать эффективного радиуса действий МиГов. Нам надлежит продолжать варьировать типы мишеней, активизируя удары по линиям связи в ближайшем будущем с тем, чтобы через несколько недель перейти к ударам по железным дорогам к северу и северо-востоку от Ханоя" .

К середине 1965 года верхняя черта, ограничивавшая зону нанесения ударов, была отодвинута с 19-й параллели до 20°33'". Был также расширен список целей. К концу года он возрос с 94 до 236 и стал включать в себя не только военные лагеря, склады, радиолокационные станции, но и мосты, аэродромы и электростанции. Количество боевых вылетов возросло с 200 в неделю в начале 1965-го до 900 .

Здесь уместно упомянуть о визите в ДРВ советской правительственной делегации во главе с Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным в феврале 1965 года. Об этом визите было своевременно официально сообщено в советских средствах массовой информации. Тем не менее во время нахождения делегации в Ханое американская авиация провела демонстративный бомбовый удар по территории ДРВ. На заявленный протест СССР и возмущение мировой общественности руководство США вынуждено было извиниться. Официальное объяснение звучало довольно нелепо – у Госдепартамента якобы не было связи с военным ведомством, и летчики допустили своеволие.

На обратном пути делегация сделала остановку в Пекине. С руководством КНР были обсуждены вопросы советско-китайского сотрудничества по оказанию совместной помощи ДРВ. В целом переговоры закончились успешно. Однако китайские лидеры отвергли просьбу Москвы выделить воздушный коридор и предоставить аэродром в г. Куньмине для оперативной доставки советского специмущества. Позже, правда, была достигнута договоренность о перевозе военно-стратегических грузов через территорию КНР по железной дороге. Для этих целей советским правительством было выделено Китаю 50 млн. рублей.

Сложность отношений СССР и Китая в этот период могут проиллюстрировать слова советского военного специалиста инженер-капитана Ю. Горохова. В своих воспоминаниях он пишет: "В марте 1967 года меня вызвали в Москву. 17 апреля нас переодели в гражданскую одежду. Удостоверения личности офицеров и партийные билеты сдали на хранение в округе, получили загранпаспорта и запаслись питанием на двое суток. 22 апреля на самолете Ил-18 вылетели в известном только начальникам направлении. Куда летим, стало ясно после посадки в Иркутске. После ночлега продолжили полет. Аэропорт Пекин. Вокзал пустой, не видно ни одного человека. На бетонных дорожках черной краской метровыми буквами на русском языке написано: "Долой Косыгина", "Долой Брежнева". Это было время ухудшения отношений между Китаем и СССР. В здании аэровокзала цитаты Мао Цзэдуна и И.В. Сталина, на противоположных стенах антисоветские лозунги против советских ревизионистов. Мы обошли вокруг здания аэропорта, с доски были грубо срезаны надписи фамилий советских архитекторов, которые строили это светлое здание из стекла и бетона, оставлена лишь фамилия китайского архитектора. Вдали от здания ходили патрули в синей униформе с красными повязками на рукаве, так называемые хунвейбины.

Нас встречали представители советского консульства в Пекине. В зале ожидания китаянка поднесла нам на подносе по чашечке зеленого чая. И все. Когда мы получили разрешение на вылет, сели в самолет, на взлетную полосу прибежали демонстранты с лозунгами протеста и ведрами с краской. Наш самолет, набрав обороты всех четырех двигателей, медленно двинулся по рулевой дорожке на взлетную полосу. Демонстранты, не выдержав, расступились. Взревели моторы, и наш Ил-18 взлетел в воздух, опрокинув за собой ведра с краской, и взял курс на Ханой. Тогда это был последний авиарейс с советскими специалистами во Вьетнам из Москвы через Пекин. Назад в Союз Ил-18 летел другим маршрутом, а специалисты приезжали поездами по железной дороге через Китай" .

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Другое по теме

Опасность мировой войны и евреи
Мы живем в мире неласковом и грубом. В конце 1980-х кончились «послевоенные» годы. А чем сменяются послевоенные годы? Правильно, предвоенными. Очень может статься, мы стоим на пороге очень страшных событий. Если грянет третья м ...