Кровь и почва: Еврейская версия

Представление об арийской расе не пережило Третий рейх, а «еврейская раса» странным образом продолжает идеологическое существование.

Д. Хмелевский

Расизм вовсе не обязательно декларировать как биологическое превосходство одной группы над другой. Вполне достаточно считать, что культурные характеристики прямо зависят от генетических. Если зависят — важно быть «чистокровным» и не смешивать драгоценную кровь с менее ценной. Ведь стоит смешать — и культурные качества тоже окажутся утрачены.

Из такой установки естественно вытекает призыв избегать смешанных браков, стремление обособиться от инородцев, борьба за генетическую чистоту рядов и еще много всяких гадостей, неизбежно ведущих к расовой вражде. Именно к расовой, генетической, а не национальной, даже если официальная идеология прикрывается «национальной идеей».

Позволю себе длинную цитату: «Сейчас мало кому приходит в голову, что советское понятие „национальность“ не только как юридический термин в цивилизованных странах не существует, но и в действительности никакого отношения к реальной этнической принадлежности человека не имеет. По значению оно совершенно не совпадает с имеющимся во многих европейских языках словом „Nationalitaet“ („nation“), которое означает „гражданство“ и не более того.

Советское слово „национальность“ фиксирует закрепленную за человеком и его потомками расово-генетическую характеристику. Например, рожденный от грузина остается грузином „по национальности“, даже если вырос на Чукотке, а говорит только по-юкагирски. Сталин ввел в обращение абсолютно уникальный, придуманный им самим термин. До него ни в ленинской, ни в царской России такого юридического понятия не существовало…

…Формирование нового народа (этноса) — процесс, который может длиться столетиями и требует особых условий. Самосознание же — национальное, классовое, расовое — развивается очень быстро и без проблем. Достаточно одной несложной идеи, толики энтузиазма, пары лет вживания в образ — и перед нами миллионы, проникнутые арийским, пролетарским или еврейским самосознанием. Как любая идеология, самосознание может возникать, пропадать, видоизменяться и при этом никак не затрагивать реальную культурную принадлежность своего носителя. Из родной культуры выскочить невозможно, как невозможно сменить родной язык и среду, в которой ты воспитывался.

Те, кого сегодня называют „русскими немцами“ и „русскими евреями“, в массе своей были немцами и евреями несколько поколений назад, пока жили в этнической изоляции в своих местечках и деревнях, говорили на идиш и на сохранившихся с восемнадцатого века немецких диалектах. Потом ассимиляция, насильственная и естественная, национальная политика Сталина и Гитлера, нормальные интеграционные процессы и уйма других причин привели к тому, что для абсолютного большинства единственным напоминанием о культуре их бабушек стала запись в паспорте, то бишь „национальность“ — официальное подтверждение чистокровности. На этом скудном фундаменте в шестидесятые-семидесятые годы начали возникать мощные движения за возрождение национального самосознания. Людей сплачивали общие беды — пережитые преследования, государственный террор, и общая привилегия — право выезда из страны. Пусть эта привилегия сопровождалась преследованиями и за нее надо было бороться, у других „национальностей“ и таких прав не было…

Той же природы и чувство, с которым приезжает в Германию значительная часть советских евреев, полагающих, что немцы перед ними виноваты. Не нацисты перед их предками, а нынешние немцы перед ними. Если на минуту согласиться, что потомки отвечают за преступления предков, то ситуация получается совсем уж парадоксальная. В Германии под грузом исторической вины выросло уже несколько поколений, почти пятьдесят лет членство в нацистской партии считается позором. В то же время абсолютное большинство приехавших — лояльные советские граждане, дети и внуки лояльных советских граждан. Многие вышли из рядов КПСС тогда, когда она уже сама распалась. Если следовать их же логике, они несут личную ответственность за преступления Ленина, Сталина, Брежнева, за смерть десятков миллионов репрессированных, за раздел Германии, в конце концов. Но их это не смущает, они просто не думают на эту тему. Зато этой логикой пользуются русские национал-патриоты, обвиняя евреев в страданиях русского народа…

Произошло удивительное. Нацистский критерий расового отбора совпал с советским принципом разделения людей по национальному происхождению и с принципом, по которому современная демократическая Германия принимает немцев и евреев. Последнее само по себе не хорошо и не плохо, всего лишь юридическая формальность, но в результате этого совпадения в свежей русской эмиграции произошло такое мощное расово-идеологическое расслоение, о котором советские власти могли только мечтать. Приехавшие по немецким и по еврейским документам осознали себя самостоятельными отдельными народами, апеллируя исключительно к „особости“ происхождения.

Есть, правда, в Германии еще одна, совсем небольшая группа бывших советских граждан, говорящих на русском языке. Это те, которые попали в Германию не по национальному признаку, а иным путем — получили политическое убежище, имеют немецких мужа или жену, нашли работу и так далее. Их „советской национальностью“ никто в Германии официально не интересовался. Вот они-то и считаются собственно русской эмиграцией. А „русские евреи“, все, как один, вступившие в еврейские религиозные общины, и „русские немцы“, объединенные в землячества, друг друга даже за соотечественников не признают. Абсурд.

Немецкие социологи еще долго будут удивляться таким странным народам: ругаются одними и теми же словами и водку пьют одинаково, а чистоту крови — каждый свою — пуще глаза от смешения берегут. Простая мысль, что, может, это и не народы вовсе, а расово-идеологические, партийного типа объединения, пока, кажется, никем не высказывалась.

В Германии отвыкли за полвека от расовых проблем. Перестали их узнавать».

А ведь и правда — чем отличается расовая теория германских нацистов от расовой теории, бродящей, как призрак, в еврейской среде? Уже не очень важно, кто вообще пустил первые идеи «арийской» и «семитской» рас. Гораздо актуальнее то, что идея «арийской расы господ» скончалась вместе с Третьим рейхом, а вот «семитская раса гениальных от рождения» причудливым образом продолжает существовать. И эта расовая теория даже отвоевала себе право заявлять о себе.

Что советские евреи легко смогли прыгнуть в расовую утопию — не удивляет. Советские люди всех народов и племен вынужденно усвоили сталинское понимание «национальности»: генетическое. Приходится слышать:

— А ты по паспорту кто?

(Хотя в новых российских паспортах этого пункта и нет.)

И выяснение, у кого сколько и каких четвертинок и половинок в крови — дело довольно обычное. И понятие «смешанный брак» до сих пор — это смешение людей с разными записями в «пятом пункте».

Все это, конечно, не делает людей само по себе расистами. Но основу, вероятность создает. Если есть предрасположенность к утопиям — расовая утопия становится очень «удобной».

Причем интересно — в эту утопию охотно прыгают евреи и в «странах бывшего СССР», и в западном мире. Еще раз подчеркну — далеко не все, разумеется. Прыгают те, кто к утопиям повышенно предрасположен. И для кого утопия обеспечивает объяснение — чем он лучше других. Если человек в этом мире успешен и способен добиться своих целей — на кой черт ему быть генетически «лучше»? Он и так совершенен, причем куда более благородным способом — собственными усилиями.

Вот для неудачников очень соблазнительно объяснить, что они, как бы убоги и жалки ни были, «все равно» «лучше» остальных: просто по генетическому принципу. И, что если ничего путного не получается — виноваты завистливые и подлые «низкие расы», которые мешают «лучшим». Как у Доры Штурман: легче и проще говорить «нам не дали», чем «у меня не получилось».

Разумеется, генетическое превосходство не нуждается в обосновании: все и так ясно, по крайней мере для «своих». А вот рассказ о том, как проявляется это превосходство, в чем пропаганда превосходства — необходимы. И такой литературы просто море.

    Другое по теме

    Основы аудита
    Целью аудита согласно закона является выражение независимого мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц и соответствии порядка ведения бухгалтерского учета законодательству Российской Федерации. ...